ИСТОРИЯ

5 декабря 1765 года был освящен главный храм во имя Успения Божией Матери...
 
Храм Спас-на-Сенной украшал высокий вызолоченный иконостас, выполненный в стиле барокко с иконами середины XVIII века, который считался одним из лучших в столице...
 
Сенная площадь в то время являлась первым местом в городе, куда приезжали путешественники со стороны Московской дороги, и первыми главными “воротами” Петербурга. Именно этой дорогой возвращалась в Петербург после коронации в Москве Екатерина Великая...
 
... на месте церковного сада был выстроен четырехэтажный дом причта Спасо-Сенновской церкви (современный адрес – Садовая, дом 40
 
Церковь на Сенной площади была взорвана январьской ночью 1961 года по причине строительства станции метрополитена «Площадь Мира»...

Сенная площадь была построена в 30-х годах 18 века и являлась крупнейшим торговым местом Петербурга. Крестьяне приезжали сюда продавать плоды своего земледелия и животноводства. На площади находились сотни лавок, в которых торговали продовольствием, посудой и другими предметами быта. Район, примыкающий к площади разрастался, в связи с чем возникла потребность в строительстве церкви. Купцы с Сенной площади настойчиво обращались к городским властям с просьбой о постройке церкви с 1743 года, и получили разрешение на её строительство лишь спустя 8 лет. 

 

Первая церковь Спаса Происхождения Честных Древ была деревянной. Купленная готовой на Выборгской стороне, после переноса она была освящена 18 июля 1753 года на новом месте. Двумя днями позже 20 июля была торжественно произведена закладка архиепископом Сильвестром каменного храма во имя Успения Пресвятой Богородицы, сооружавшегося на средства богатого откупщика Саввы Яковлева. С. Яковлеву принадлежали южная половина площади и весь квартал от Садовой до Фонтанки между Гороховой улицей и Обуховским проспектом. В народе церковь называли также Спасом-на-Сенной, или, в обиходе – Спасо-Сенновской.

 

Строительство велось под руководством знаменитого русского архитектора А. В. Квасова, хотя некоторые авторы предполагают возможное участие Ф. Б. Растрелли на основании присутствия некоторых элементов стиля бароко, а также факта, что Растрелли возводил неподалёку особняк Яковлева. Внешне храм Спаса-не-Сенной был закончен в 1762 году, в год восшествия на престол Императрицы Екатерины II. 20 октября 1764 г. был освящен придел преподобного Саввы освященного, небесного покровителя храмоздателя. 5 декабря 1765 года был освящен главный храм во имя Успения Божией Матери. Образа в иконостас центрального придела исполнил известный иконописец М.Л. Колокольников.Величественное и просторное здание церкви увенчивали пять куполов, расположенных на многогранных барабанах. Высота ее до креста главного купола составляла 23 сажени 2 аршина (приблизительно 50 метров).В течение XIX века храм неоднократно перестраивался.В 1816—1817 годах архитектор Л. Руска создал проект частичной переделки здания, соединив вместе тёплую и холодную церкви. К тому же вход в церковь украсил многоколонный портик с фронтоном, повторяющий очертания портика гауптвахты, возвёденной зодчим на противоположной стороне Садовой улицы. Эта композиция, уникальная в градостроении того времени, выполняла очень конкретную задачу. Сенная площадь в то время являлась первым местом в городе, куда приезжали путешественники со стороны Московской дороги, и первыми главными “воротами” Петербурга. Именно этой дорогой возвращалась в Петербург после коронации в Москве Екатерина Великая. Ее встречала звоном колокольня, а затем в еще не достроенном храме – третий ярус и купола стояли в лесах – был отслужен молебен с участием императрицы.В 1833-1835 годах Успенский храм был расширен по проекту архитектора А.И. Мельникова. Перестройке подверглись купола и своды, в парусах которых академик С.А. Безсонов написал изображения евангелистов. Перестраивались также Спасский (освящен 14 января 1822 г.) и Михайло-Архангельский придел , который был вновь освящен 14 февраля 1835 года (выстроен арх. П.Ф. Воцким на средства коммерции советника Михаила Ивановича Новикова). Третий ярус колокольни также был перестроен в эти годы. Колокольня приобрела более стройный силуэт, ставший неотъемлемой частью петербургской панорамы.1867-1871 годах Спас-на-Сенной перестраивался еще раз по проекту петербургского епархиального архитектора Г.И. Карпова. При нем была начата капитальная переделка верха храма и колокольни: деревянные конструкции были заменены кирпичными, немного изменена форма глав и переделаны портики. Лепные работы выполнили Сильвестр Косолапов и Иван Балин, роспись и реставрацию икон произвел акад. В.В. Васильев. Во время перестройки храма сначала возобновляли главную церковь, а затем по освящении ее, и малую, переднюю от западного входа. Возобновление храма производилось четыре года. Все пять престолов были сняты с мест, и поэтому освящение каждого из них было полным.В результате этого комплекса переделок, по мнению некоторых современников, к началу XX века архитектура здания утратила стилистическое единство. Тогда же колокольня храма приобрела свое «тоновское» завершение в виде луковичных главок. Позднее, в 1960-х годах, эта деталь сыграет роковую роль в судьбе храма. Русско-византийский стиль уменьшит по мнению специалистов и архитекторов ценность храма Успения как памятника архитектуры. Перестройка 1867-1871 годов была последней, после нее храм больше не перестраивался, сохраняя свой облик вплоть до 1960-х годов. Тогда же на месте церковного сада был выстроен четырехэтажный дом причта Спасо-Сенновской церкви (современный адрес – Садовая, дом 40) .В 1897-1898 архитектором В.В. Виндельбандтом к храму были пристроены бетонные тамбуры, а купола обиты золоченой медью.В 1902-1903 были И.И. Яковлевым удлинены боковые приделы, произведен ремонт и реставрация образов. Храм Спас-на-Сенной украшал высокий вызолоченный иконостас, выполненный в стиле барокко с иконами середины XVIII века, который считался одним из лучших в столице. Также был установлен престол с золочёной ротондой, украшенной серебряными барельефами, отличавшийся совершенством художественной чеканки. Весивший более 100 килограммов, уникальный престол был пожертвован создателем храма Саввой Яковлевым в 1786 году. Яковлев также преподнёс храму плащаницу малинового бархата, шитую серебром, золотом и жемчугом. Для этой плащаницы в 1856 году была изготовлена известным ювелиром Ф. А. Верховцевым новая гробница из серебра весом около 115 кг. По образцу этой гробницы позже была исполнена гробница для Исаакиевского собора.Из образов более всего в храме почитались: Местный образ Успения, обрамлённый в золочёную серебряную раму с осыпанной жемчугами ризой; список Тихвинской Божией Матери из часовни; Образ Христа Спасителя, перед которым вологодское землячество молилось в память избавления в 1605 году их города от чумы.Помимо этого, художественной ценностью обладали большие иконы «Погребение Спасителя» и «Преподобнй Андрей, епископ Критский» кисти В. М. Пешехонова, а также картины художника Г. Г. Мясоедова. Выдающейся ценностью храма были также колокола. Среди пятнадцати колоколов храма были лучшие образцы произведений отечественного художественного литья. Самый большой из них был отлит в Москве на заводе Ясона Струговщикова и весил 8 900 кг.Спасо-Сенновская церковь была мощным социально-культурным центром Петербурга:В 1820-х годах при церкви существовало приходское духовное училище. При Спасо-Сенновской церкви в декабре 1871 года было учреждено Благотворительное общество для вспоможения бедным прихожанам (начало действовать 16 декабря 1873 года). При Обществе существовали богадельня для старых женщин и приют для детей.

 

После революции все ценности из этой богатейшей церкви, несмотря на сильное сопротивление прихожан, были изъяты. В начале ХХ века причт Успенского храма просил возвести церковь в ранг собора, но только в 1923 году этот ранг был получен благословением Свт. Тихона, патриарха Московского и всея Руси. Спасо-Сенновский храм с ноября 1923 г. до закрытия в апреле 1938 г. принадлежал обновленцам. В 1933 г. одиннадцать колоколов его общим весом 1 200 пудов были сданы в Госфонд и, очевидно, пошли в переплавку. Храмовые иконы в 1936-1938 гг. передавались в Спасо-Преображенский собор и в городские музеи. В апреле 1938 решением Леноблисполкома храм закрыли и сняли с охраны.

 

Церковь на Сенной площади была взорвана январьской ночью 1961 года по причине строительства станции метрополитена «Площадь Мира». Заранее была снята кровля из золота и меди. В настоящее время рядом с местом, где была церковь находится станция метро «Сенная площадь», переименованная 1 июля 1992 года вслед за площадью. Станция была открыта 1 июля 1963 года рядом с фундаментом храма: на него заходит лишь левый край ступеней. В память о взорванной церкви в 2003 году построена часовня. От названия церкви названы Спасского острова. Кроме этого, этот административный район Петербурга до 1917 года назывался «Спасская часть». Храм Спас-на-Сенной являлся доминантой Сенной площади, ориентиром для строительства близлежащих домов и традиционной части Петербурга. Потеряв свою доминанту площадь лишилась своей целостности, своего неповторимого облика, стала унылой. Многие петербужцы помнят этот темно-зеленый пятиглавый храм и проявляются усилия для его восстановления.

 

Использован материал с сайта drugoypiter.ru

ИСТОРИЯ ОБРЕТЕНИЯ ОБРАЗА СПАСА ВСЕМИЛОСТИВОГО (ОБЫДЕННОГО), ОСОБЕННО ПОЧИТАЕМОГО В ХРАМЕ СПАС НА СЕННОЙ ДО РЕВОЛЮЦИИ 
август-сентябрь 2016 

Как и многие другие святыни храма Спас на Сенной, этот образ был утрачен, а точнее, изъят при советской власти во времена страшных гонений на церковь, скорее всего в музейные фонды. 
Но вот год назад летом во время работы в архивных фондах на Псковской улице с дореволюционными денежно-приходскими книгами нашего храма мы натолкнулись на любопытный факт. Среди однообразных скучных и крайне скупых на подробности записей о снятых кружках, выплатах, проданных свечах – в этих книгах ежегодно 18 октября несколько листов уделялось так называемой Вологодской Литургии и особых молебнах перед образом Христа Спасителя (Обыденного). Каллиграфическим почерком, подробно описывалось – кто сослужил за этой Литургией, кто из архиереев приезжал, какие пели хоры, что происходило, кто выходил накануне вечером на Всенощной на Литию. Ни о каких других подобных событиях не было таких подробных отчетов, хотя согласно историко-статистическим данным в храме существовали традиционные молебны, касающихся и других особо почитаемых образов. 
Чем же был так примечателен Образ Христа Спасителя и почему служилась в Спасе на Сенной в Санкт-Петербурге Вологодская Литургия? В историко-статистических данных о святынях храма на Сенной написано следующее: 

«Образ Христа Спасителя, в серебряной, вызолоченной ризе, вставленный в особом иконостасе на южной стороне большой церкви, на местах для женщин. Он замечателен не столько дороговизной, сколько тем, что устроен вологодскими гражданами, в благодарение Господу Богу за избавление Вологды от моровой язвы в 1655 году. Вологодские граждане, временно или постоянно в Санкт-Петербурге проживающие, ежегодно собираются в здешнюю церковь 18 октября к литургии, а накануне торжественно совершается пред иконой всенощное бдение с акафистом Христу Спасителю, икона нарочно вынимается из иконостаса и возлагается среди храма на аналое». 

Занимаясь поисками в Интернете информации о событиях в Вологде, которые положили начало многовековой традиции, существовавшей в нашем храме, мы неожиданно натолкнулись на статью в вологодской газете «Премьер» от 24 мая 2016 года. Статья называлась «Вернуть реликвию». 22 августа 2016 года поздно ночью мы отправили ссылку на эту статью о. Михаилу Малюшину. Она произвела на него такое же неизгладимое впечатление, как и на нас. В ней сотрудник отдела по древнерусскому искусству Третьяковской галереи Левон Нарсесян писал, что обнаружил в антикварной галерее семьи Орлер в Венеции ни больше, ни меньше как список с чудотворного вологодского Спаса Обыденного с пространной надписью, рассказывающей о чуде 1655 года, который выставлен на продажу за четыре с половиной тысячи евро. 
По словам Габриэля Орлера, скорее всего, икона пришла в их семейную коллекцию от польских поставщиков и, возможно, была вывезена из России в революционное время. На сайте галереи икона была датирована XIX веком, но Левон Вазгенович, как специалист предположил, что на самом деле она исполнена в середине – второй половине XVIII века: «Думаю, что ее могли заказать к юбилею чуда, и причем, скорее всего, икона была исполнена в самой Вологде. На ней удивительным образом сохранился отпечаток какого-то очень личного отношения, живые следы бытования, хотя антикварный рынок всегда стирает все индивидуальные черты с вещи! И хотя я известен тем, что обычно выступаю за полный контроль за произведениями древнерусского искусства со стороны музейных сотрудников, в данном случае икону можно было бы отдать в действующий храм. И если найдутся желающие, я готов оказать содействие: встретить, познакомить с владельцами, помочь провести переговоры». 
В статье также приводились слова представителей пресс-службы областного краеведческого музея в Вологде и информационного отдела Вологодской епархии, которые сожалели о том, что, несмотря на большой интерес к этой иконе – финансовых средств для приобретения и возвращения списка на Родину у них нет. 

У Прихода тоже не было таких средств, но о. Михаил очень вдохновился мыслью о возможности возращения образа в наш храм. Прочитав все это той же ночью, он сразу же дал распоряжение своей помощнице Анастасии Жуковой узнать, какова юридическая процедура ввоза подобных культурных ценностей через границу, какие нужны будут экспертизы. Он попросил также связаться с Вологодским краеведческим музеем, чтобы проверить факты, указанные в газете «Премьер», а я через своих знакомых наводила на следующей день справки про сотрудника Третьяковской галереи Левона Нарсесяна. Батюшка так попросил и нашего старинного друга и историка Михаила Талалая, долгие годы живущего в Италии, созвониться с антикварной лавкой Орлера, в Венеции, чтобы узнать – а не купили ли уже эту икону. 
Утром после Литургии о. Михаил рассказал тем немногочисленным прихожанам, которые собрались в часовню, и о Вологодской Литургии, и о почитаемом образе и о том, что в Венеции найден список, который непременно должен вернуться на Родину. Он так искренне сожалел, что образ томится в какой-то заграничной антикварной лавке, что после его пламенной проповеди к нему подошла хрупкая маленькая женщина по имени Валентина и сказала: «Батюшка! Пожалуйста, верните Спасителя к нам на Родину. Я дам необходимую сумму на то, чтобы Вы выкупили икону и оплачу Ваш проезд – но, пожалуйста, сделайте это, как можно скорее». 
И вот особенный Божий промысел о возвращении Спаса Всемилостивого (Обыденного) на Сенную площадь! Деньги нашлись сразу же. Икона ждала нас в Венеции, никто ее не выкупил, несмотря на то, что информация была опубликована в мае, а статья была прочитана нами лишь в конце августа. Михаилу Талалаю на его запрос об иконе владелец галереи Габриэль Орлер ответил вопросам: «Так Вам ее отложить?» И Михаил ответил: «Да!», еще не зная, что финансовый вопрос решен. 
Дата покупки была назначена на 7 сентября, в разгар Венецианского кинофестиваля – ни билетов на самолет, ни свободных мест в отелях… Матушка Елена в отчаянии искала самые разные варианты – и в итоге ей чудом удалось, и забронировать места в гостинице, и выкупить неожиданно образовавшиеся места в самолете. Выяснилось также, что именно 7 сентября, на один день в Венецию приедут хорошие знакомые о.Михаила – Светлана и Стефано, являющийся сотрудником городского муниципалитета Венеции, и помогут о. Михаилу, который не говорит на итальянском, вести переговоры. 
Но самое удивительное ждало нас впереди. Изучая фотографию иконы, с которой специально сняли для нас редкой работы фалежный оклад – мы обнаружили по позему дополнительную надпись, которая заставила сердца стучать в десять раз сильнее, чем обычно. Ни на одном из вологодских списков Спаса Всемилостивого (Обыденного), которые хранятся в Вологодском краеведческом музее, такой надписи нет: «Истинное изображение с достоверного образа во граде Вологде что у Спаса на Сенной площади». Вряд ли такую надпись стали бы делать для вологодских храмов... И потом, ни разу нигде не встречалось нам, чтобы Всеградский собор в Вологде называли «Спас на Сенной», хотя он и стоял у них тоже на Сенной площади. «Спас на Сенной» – это обиходное название нашего петербургского храма: скорее всего, икона писалась для петербуржцев или по заказу петербуржцев. Полпервого ночи звонили мне о. Михаил и матушка Елена, которые под лупой рассматривали эту надпись и радовались, как дети. 

Но радость от того, что так все удачно и молниеносно складывается, была бы неполной, если бы не начались искушения. Для признания иконы культурной ценностью требовалась особая экспертиза. Для этого галерея должна была прислать фотографии образа не только с лицевой, но и с обратной стороны. Сроки приближались, о. Михаил должен был вылетать, имея в руках готовую экспертизу – а к телефону в галерее никто не подходит, по электронной почте пишут: сейчас пришлем фотографию, но никто ничего не присылает. Выяснилось, что Габриэль Орлер в отъезде, администратор, который назначил дату покупки на 7 сентября, ушел в отпуск, а тот, кто его замещает – вообще не в курсе, что на это число назначены какие-то переговоры. Такая вот итальянская безалаберщина… 
Напряжение достигло своего апогея. Мы читали акафист Иисусу Сладчайшему, молились, кто как мог, но о. Михаил улетел, не имея никаких четких подтверждений, что все состоится и его ждут. 7 сентября утром мы собрались в часовне и снова читали все вместе Акафист Иисусу Сладчайшему. Как потом оказалось, с нами пела и эта замечательная хрупкая женщина, которая пожертвовала деньги на икону. И вот 7 сентября днем о. Михаил прислал короткую SMS – «Слава Богу!», а вечером уже звонил и просил подготовиться к торжественной встрече, купить цветы, заказать гирлянду, оповестить людей, сшить бархатный чехол на киот… Как в фильме «Формула любви» - Е-Д-У-Т!!!!! Были присланы и необходимые фотографии для экспертизы. Ее срочно заказали, и в аэропорту Пулково 10 сентября вечером Анастасия была уже со всем необходимым пакетом документов. Впрочем, никто их на таможне так и не посмотрел... 
11 сентября утром о. Михаил приехал в часовню пораньше, чтобы подготовить встречу иконы Всемилостивого Спаса (Обыденного). На площади у закладного каменного креста на том месте, где все мы чаем возрождения варварски разрушенного Собора Успения Пресвятой Богородицы (Спас на Сенной) собрался народ. Мы с Настей и Виталием Михайловичем должны были торжественно привезти икону на Сенную. О. Михаил торопил, звонил… Когда машина вырулила на площадь, он устремился навстречу и, не дожидаясь, когда мы донесем ее до аналоя – встал перед Спасителем на колени… Дождь мелкий, буквально водяная взвесь… Господь одождил в тот момент свою Благодать на людей, собравшихся ради этого чудесного события. Икону внесли в алтарь, и началась Литургия, по окончании которой на площади был отслужен акафист Иисусу Сладчайшему, и яркое солнце прорвалось сквозь серые петербургские небеса на Сенную площадь. Все, кто хотел, смогли пройти под иконой и приложиться в Всемилостивому Лику, еще не понимая до конца, какое историческое событие произошло 11 сентября 2016 года. 

В двух словах – поскриптум. С возвращением святыни многое пошло совсем по-иному. На Сенной площади через неделю снесли все ларьки, и она стала выглядеть как нормальная петербургская площадь, а не Вавилон. Через месяц, 13 октября 2016 года мы получили выстраданное разрешение на реконструкцию часовни и меньше чем через год возвели стены и водрузили на них новый купол и новый крест. 
Узнав о возвращении Образа Всемилостивого Спаса (Обыденного), митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий благословил по окончании строительства освятить часовню в честь Спаса Всемилостивого и приписал от себя на этом прошении: «Очень рад возвращению иконы!». А 31 (18) октября 2016 года впервые со времени закрытия Спаса на Сенной была отслужена Вологодская Литургия, продолжившая традиции, которые завещали нам наши предки. 


Коротко описала эту историю В.Писаревская, администратор духовно-просветительского центра «Спасский». Очень благодарю за поддержку, поправки и редакцию текста – Елену Ивановну Якубовскую и Анастасию Жукову!